Конечная точка – Севастополь!

IMG_20150715_151452.jpg

На остановке мы пристали к очередной жертве женщине, и она приветливо объяснила на чём и как ехать, добавив, что ей в ту же сторону. Мы сели в подъехавший пазик и покатили. Зашли через заднюю дверь, поэтому пришлось через весь автобус пройти до первого сидения, где присела наш невольный гид, чтобы подарить нашу визитку – на этот раз в поясной сумке они закончились и уже в автобусе пришлось доставать из рюкзачных запасов. Снова приветливые улыбки, любопытные взгляды. Тихонько раздал несколько визиток возле места, где мы расположились, в конце салона. Сейчас, сравнивая поездки в общественном транспорте в различных городах, могу сказать где нам оказали наиболее тёплый приём. Если представить карту России и разукрасить её в сине-красные цвета, где холодный и горячий соответствуют названному порядку, то Крым будет на месте дефиса: ни холодно, ни жарко. Каждое лето, испытывая гостеприимность крымчан, накапливается усталость от тысяч туристов. Но сдаваться не в привычках коренных жителей, радушие у них в крови и они стараются быть приветливыми. Кстати, да, самое горячее место на карте – Сибирь и, барабанная дробь! – Сталинград. О нём я напишу позже, ведь мы непременно должны проехать через город-герой, город-легенду на обратном пути.

Едем из Симферополя в Севастополь

Симферополь проехали минут за двадцать, ничего толком не увидев. Краем глаза – улицы, разбитую площадь с круговым движением, где центральная часть была подземным переходом под открытым небом. На ремонте здесь экономили довольно долго и цены на квартиры и землю до сих пор невысокие. Поэтому в Крыму наплыв не только отдыхающих, но и желающих приобрести дешёвую недвижимость, землю. Россияне хотят купить кусочек лета, кусочек отпуска. Погода в Севастополе и вообще в Крыму, пока мы находились там, была великолепной. Лёгкая и сухая даже на взморье, где солнце круглый день в зените, она позволяла легко переносить полуденную жару. Полуостров, кажется, лишь слегка прикрыт землёй и отчаянно цепляющимися за неё растениями – тут и там проглядывает настоящий материал из которого здесь всё создано. Белая кость земли проглядывает в холмах и горах, из неё .

Проблем с электричеством в Крыму не будет

Смотрите, какая ирония – капиталисты даже самое слово «пролетарий» пытаются в торговую марку превратить. Это отметка на стекле пазика:

Капиталист превратит пролетария в торговую марку

Долго ли, коротко ли, приехали мы на конечную. Вернее, это не была не конечная автобуса – он ещё должен был проехать одну или две остановки в сторону от федеральной трассы и поэтому мы вышли. Зашли в придорожный магазинчик и, купив по мороженке, потопали в сторону автобусной остановки. Хотелось побыстрей добраться до Севастополя и поэтому мы были готовы простить себе принципиальность автостопа. Однако нам не было суждено прокатиться на автобусе.

Памятников в Крыму много

Подойдя к остановке и скинув рюкзаки, мы принялись за мороженное. На остановке стояли девушка и женщина, а пока мы кушали, подошли мужчины. Автобуса не было, мы, спросив, а точно ли отсюда сможем уехать в Севастополь и получив утвердительный ответ, тоже стали ждать. Но, вы же понимаете, мы уже не могли просто так стоять и ждать милостиприродыыы общественный транспорт. Немного отошли по ходу движения, совсем чуть-чуть, метров десять от остановки, и я поднял руку.

Недвижимость в Крыму и Севастополе скупают как сумашедшие

Мы стояли на дороге, ведущей в Севастополь. Впереди был город, в который мы ехали через всю страну. Ждать было невмоготу, не могли мы безропотно стоять на остановке в ожидании автобуса, возле трассы по которой проносились машины! Большой палец правой руки смотрел в небо, я смотрел на людей на остановке, а они смотрели на нас. В тот момент я не испытал катарсиса, но понял какая большая пропасть лежит между нами и ними. Мне вспомнилась переправа и люди, сбиваемые в гурт. Я понял почему мне показалась знакомой картина беспомощной толпы. Ещё в детстве я увидел купленную матерью книгу. В ней документировано описывались преступления фашисткой германии и называлась эта книга «Нюрнбергский процесс». Она до сих пор сохранилась у меня:

Ни давности, ни забвения. Нюрнбергский процесс

В этой книге было несколько иллюстраций, чёрно-белых репродукций фотографий тех лет. Какие-то были сделаны нацистскими преступниками, другие – освободителями, документировавшими бесчисленные преступления. Признаю, что чтение и книга совсем не предназначены для неокрепших умов, но, наверное, именно поэтому нестандартного размера страницы врезались в мою память на всю оставшуюся жизнь. Меня, кроме бесчисленных зверств, поразила одна фотография. Там была очередь из женщин и детей в газовые камеры.

Очередь из женщин и детей в газовые камеры Треблинки

Может они и не подозревали, может до конца не хотели верить в самое худшее, поэтому безропотно ждали своего часа. Среди них одна фигура привлекает внимание характерной позой – женщина выглядывает из-за плеча стоящих, чтобы посмотреть сколько человек впереди. Она спешит, бессмысленно торопится навстречу року. Помните, я писал о неприятном чувстве испытанном в керченском порту? При виде сбиваемых в гурт людей, где я смутно осознал сходство с чем-то знакомым? Потом ещё диалог алчного таксиста и приезжей женщины с детьми? Только теперь я вспомнил фотографию и осознал схожесть беспомощных людей. Отсутствие воли принятия решений, перекладывания ответственности бросалось в глаза. Особенно после длинного путешествия по стране. Так везде – взрослые люди не могут, не способны, не желают ничего решать. Они готовы подчиняться и следовать. Так проще.

Вот что значит позволить решать кому-то другому

Я стоял с поднятой рукой и смотрел на людей на остановке. Они смотрели на нас. Мне казалось, что только большая нужда или великое потрясение заставит кого-нибудь из них выскользнуть из привычной житейской колеи, принять нестандартное решение, выйти за рамки. Мы также, как и они, подошли к остановке, также ждали, но не смотря на огромные рюкзаки, точнее два рюкзака, стали ловить попутку, чтобы бесплатно добраться до места назначения. И мы знали, что такая машина появится и увезёт нас. Может быть разница именно в этом знании. В знании, что полно людей, таких же как стоящих на остановке, которые готовы без мздоимства подвезти попутчика. Но мешает, мне кажется, всего лишь страх выхода за привычные границы, за рамки комфорта. Погрузившись однажды в колею, нет более простого, чем следовать по ней всю жизнь. Не пытаясь выглянуть за отвалы справа и слева.

Алексей, с ним мы поедем до финальной точки - до Севастополя!

Так и случилось – подъехал довольно симпатичный минивэн, и немного смущающийся мужчина за рулём ответил на моё привычное приветствие словами: «Конечная точка – Севастополь!». Мы с удивлением переглянулись. Нам с Нелли одновременно пришла одна и та же мысль в голову – мы подумали, что человек за рулём знает кто мы и специально подъехал за нами. Может быть он с радио «Маяк» или как-то связан со всей этой эпопеей. «Хотел поднять себе настроение, еду с аэропорта. Вот и решил подвезти кого-нибудь, сделать доброе дело». Не помню, что за неприятность случилась у Алексея в аэропорту, но помню, как допытывался, почему он сказал такую фразу? Насчёт конечной точки? Оказалось, это было простое совпадение. Мы его немного помучили, но он не признался, что связан с радио или кем-нибудь ещё. Был удивлён и рад, что так получилось. А мы то как были рады! Алексей помог нам уложиться, мы сели и поехали.

Я обернулся на остановку и посмотрел на стоящих там людей. Интересно, что они чувствуют, видя всю сценку, что разыгралась у них на глазах? Никто не мешает им поступить также и уехать с комфортом. Мир не без добрых людей, но их отучают верить в доброту. Поэтому никто не встанет на наше место и не поднимет руку. Так не принято.

Продолжение следует.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *